«ХРИСТИАНСКАЯ ЧУМА» Иванов Анатолий Михайлович

Из всех духовных эпидемий когда-либо поражавших человечество самой страшной было и к сожалению остаётся — христианство. Оно унесло и в прямом и в переносном смысле столько жизней, что по сравнению с ним даже «чёрная смерть» опустошившая Европу в XIV веке может показаться истинно малозначительным событием.

«ХРИСТИАНСКАЯ ЧУМА» Иванов Анатолий Михайлович

Откуда взялась на наши головы эта напасть?

Главным бациллоносителем явилось еврейство, с которым христиане, как бы не дрыгались, навсегда связаны неразрывной цепью.

Цепь эта — теория «богоизбранности» еврейского народа. Христиане пытаются как-то вывернуться, прибегают для этой цели к сомнительным уловкам, силясь доказать, будто евреи и в самом деле были когда-то богоизбранными, но потом утратили это качество, не признав посланного к ним мессию и весьма невежливо с ним обошедшись. Но во-первых, среди самих христиан нет единства по этому вопросу, и даже вполне русские люди, вроде Е.Барабанова или В.Зайцева, не хуже любого еврея с пеной у рта доказывают, что евреи до сих пор остаются богоизбранным народом; во-вторых, евреи безусловно лучше знают сочинённые ими, с позволения сказать, святые писания, по прискорбному недоразумению остающиеся «святыми» и для определённой категории русских людей, и поэтому, ведя, так сказать, игру на своём поле, всегда сумеют переспорить противников, закидать их контраргументами и даже представить полными идиотами; в-третьих, половинчатая теория «потери богоизбранности» не спасает дела: достаточно только признать, что пусть когда-то, но эта богоизбранность всё-таки была — и щёлк! ловушка захлопнулась. Коготок увяз — всей птичке пропасть.

«ХРИСТИАНСКАЯ ЧУМА» Иванов Анатолий МихайловичХристиане накрепко прикручены к еврейскому ветхому завету необходимостью объяснять, почему человек, которого они считают мессией, появился в столь непотребном месте, как Палестина. Ну почему, спрашиваешь христианина, мессия появился именно среди евреев? Что он, лучше места не нашёл? И вот в ответ человек, именующий себя русским патриотом, заявляет тебе: «Да потому, что другие народы тогда ещё сырое мясо жрали».

Хоть стой, хоть падай. Что же после этого христианство, как не еврейское рекламное предприятие? О той эпохе, когда существовала прекрасная культура Греции, глубоко религиозная цивилизация Индии, великая персидская держава, русский христианин знает, что тогда был только один замечательный народ — евреи, а остальные «жрали сырое мясо». Вокруг — огромные океаны, глубины богопознания, жизнь, красота, а русский человек не замечает их, он живёт уткнувшись носом в поганую палестинскую лужу, да знай бубнит себе про Ноя и про Исаака.

Обидно и больно за этого русского человека и плюнуть в рожу хочется этому русскому человеку, добровольно записавшемуся в еврейские холуи и подголоски. Но, может быть, евреи и в самом деле выделялись чем-то среди других народов во времена, когда возникло христианство? Вот утверждают, например, что только у евреев был монотеизм. Это глубокое заблуждение. Очень правильную мысль высказал в своё время известный немецкий учёный А.Древс: «Представление об оригинальности иудейского религиозного творчества… является одним из тех предрассудков и мифов в истории религии, от которых науке пора раз и навсегда отделаться». (А.Древс. Миф о Христе, т. 1, стр. 183). До вавилонского плена и соприкосновения с персами евреи знали, по сути, лишь своего племенного бога, и бог этот, соответственно, знал только их. Кукушка хвалила петуха, петух, обратно, якобы хвалил кукушку. «И кто подобен народу твоему Израиль, единственному народу на земле, для которого приходил бог, чтобы приобрести его себе в народ» (2 Царств VII, 23). «Отдам других людей за тебя, и народы за душу твою» (Исайя, 43, 4). Бог этот и впрямь оставался «богом израилевым», «богом Авраама, Исаака и Иакова» — и только.

Идею единого вселенского Бога в VII в. до н.э. впервые развил Заратустра. Его Бог отнюдь не был «богом персов», а Богом всех народов — персы ни на какое «богоизбранничество» не претендовали. Персы не были идолопоклонниками, их Бог не имел антропоморфных изображений и не выказывал таких чисто человеческих черт, как иудейский Яхве, которому присущи и злобная мстительность, и бахвальство и ряд других не менее «божественных» качеств.

Познакомившись с персидским богопониманием, евреи немедленно возвели своего бога в ранг Ахура-Мазды, но одновременно возвысили и самих себя: бог, и став всемирным, продолжал сохранять особую привязанность к еврейскому народу и печься только о нём. Потом, когда этот бог вместе с христианством выполз на просторы римской империи, многие удивлялись: если он бог всех нас и творец всего, почему он на нас не обращал внимания? Почему все евреям — и закон, и пророки и, наконец, мессия, а другим — ничего? Ведь были другие народы, более достойные внимания бога, боговдохновенные народы халдеев, египтян, персов, индусов? (А.Ранович. Античные критики христианства, стр. 192, 84). И христиане до сих пор продолжают молиться этому еврейскому богу, по недоумению принимая его за всемирного.

Христианство, само того не подозревая, стоит на плечах зороастризма, из которого заимствованы: концепция единого всемирного Бога и изображаемого в виде змея сатаны как противника Бога, причём борьба этих двух начал кончается поражением зла, страшным судом и воскресением мёртвых воплоти; упор на свободную волю человека в этой борьбе; высшее значение индивидуальной души и её бессмертие; ангелы-хранители; сама идея мессии (по персидски: Саошиант), опять-таки присобаченная евреями к своему национальному Эгоизму; наконец, даже обряды крещения и причащения. Всё это было украдено евреями и потом попало в христианство частично через официальный иудаизм, частично через иудейское сектантство. А христиане продолжают смотреть на этих воров снизу вверх и пускать слюни: надо же, какие умные евреи, до чего додумались.

Возможно ли богопочитание без еврейских ярлыков? Конечно, силён гипноз имён, вдалбливавшихся в головы столетиями, но надо же когда-то, наконец, стряхнуть с себя это проклятое наваждение! Тем более что ничего мистического в нём, в сущности, нет. Как верно подметил Кришнамурти, «две, пять тысяч лет обучения, внушающего вам веру в определённые понятия, это не религия. Это пропаганда». «Нет истинной религии, если есть верование. Нет настоящей религии, если есть догма, если вы вечно повторяете слова… Посещение мессы это лишь развлечение, это не религия. Религия — не пропаганда. Совершенно всё равно, кем обработан ваш мозг — служителями церкви или политическими деятелями». Итак, с одной стороны — промывка мозгов, с другой стороны — леность мысли, нежелание думать самому, склонность к мыслительным шаблонам, прежде всего, — стадным и в итоге — приобщение не к Богу, а всего лишь к стаду, низведение себя до уровня скотины, мычащей в унисон с другими примитивными звуками.

Другой индийский мыслитель, Вивекананда, раскрыл механику психологического воздействия еврейско-христианских представлений о боге. Люди, разделявшие их, «верят в чисто антропоморфного личного бога, который, подобно великим властителям в этом мире, благоволит одним и выражает неудовольствие другим. Он произвольно возвышает некоторые народы или расы и благословляет их. Разумеется, такие верующие приходят к выводу, что бог имеет фаворитов, и надеются быть в их числе». Подобные верования «завоёвывают популярность, взывая к тщеславию необразованной массы, которой нравится чувствовать, будто она пользуется исключительными привилегиями». И не случайно между этими соискателями привилегий все время возникают страшные склоки и кровавые схватки — так было, так будет. Конечно, приятно чувствовать себя любимчиком. На этой теоретической базе потом умело и упорно накачивали свою аудиторию и Иисус и Павел, внушая ей: «Вы — соль земли», и аудитория на глазах разбухала от спеси, забывая о том, что гордыня — это ведь грех. И позже настроенные в этом ключе христиане воротили носы от всех прочих верований, именуя себя «третьим родом», «избранниками». И сегодня средний христианин это, как правило, мешанина чудовищной спеси, с одной стороны, а с другой — не менее чудовищного невежества в том, что касается других религий, которые для него все чохом — атеизм, сатанизм или язычество. Последний термин особенно пикантен, потому что представляет собой славянскую кальку с известного еврейского ругательства «гой». И получается стройная иерархия: евреи обзывают русских (и всех прочих) гоями, а русские (и прочие) христиане, с лакейской гордостью разъезжающие на «запятках еврейской кареты» с не меньшим презрением бросают то же словечко в адрес серости, не понимающей, какое это неимоверное счастье — носить еврейскую ливрею. Изменилось ли что-нибудь в отношении евреев к гоям с появлением христианства? Да ровным счётом ничего! Тот же Иисус, имя которого до сих пор, к позору и стыду нашему с умилением слюнявят многие россияне, почитая всех неевреев за собак и прямо заявляя «Я послан только к погибшим овцам дома Израилева. Не хорошо взять хлеб у детей и бросить псам» (Матф., XV, 22-28, Марк. VII, 25-30). Кстати, именуя себя сыном божьим, Иисус отнюдь не претендовал на какое-то особое место: все евреи убеждены, что они сыны божьи. «Одного отца имеем, бога» (Иоанн, VIII, 41) — так говорили они тогда. Так говорят и теперь. Но в примитивных умах безграмотных низов Римской империи слова «Иисус — сын божий» — воспринимались совершенно превратно, отсюда и пошла гулять версия о единственном и неповторимом сыне божьем, обросшая бродячими мифами о «непорочном зачатии», воскресении и т.п. ….

Дополнительно:

Запись опубликована в рубрике ВЕДЫ, ВЕДАНТА, ДОМ, СЕМЬЯ, ОБЩЕСТВО, ПРОИСШЕСТВИЯ с метками , , , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

1 × 2 =

Карусель записей