Интервью президента Сирии Аль-Асада Белорусскому ТВ

  1. Добрый день, господин Президент. Спасибо Вам большое, что согласились дать это интервью Белорусскому телевидению. Сегодня мы с Вами встречаемся в особый день, когда весь цивилизованный мир празднует День Победы. Вы знаете, что большая часть этой победы принадлежит советскому народу, это заслуга тех людей, которые живут на постсоветском пространстве. Мы думали, что 20 век был самым кровавым. Но, увы, мы сейчас в 21 веке видим новую угрозу человечеству — это терроризм. И вот, ваша страна Сирия седьмой год подряд бьётся с терроризмом почти один на один. Как Вы думаете, сколько ещё нужно сил вашему народу, и когда мы сможем отпраздновать сирийский День Победы?

Президент Аль-Асад:

Основная сила — это патриотическая сила. Это моральная сила, которая исходит из атмосферы патриотизма в стране, из патриотического духа, из национального сознания, которое есть у каждого гражданина Сирии. Это нормальное явление в большинстве стран мира. Национальное сознание — это самое важное, что поддерживает стойкость граждан в очень тяжёлых условиях. Не только в вопросах войны или безопасности, но и в том, что касается их существования, их жизни.

То есть, можно сказать, что сложившаяся ситуация негативно отразилась на всём, пострадали все сирийцы. Но когда мы говорим про угрозу, про эту новую угрозу, то есть угрозу терроризма, то для нас важно понять, что это за менталитет, который стоит за терроризмом. И что это за менталитет, который стоял за нацизмом. Тем нацизмом, которого победил советский народ. И народ Белоруссии был одной из его составных частей, из тех, кто бился и сложил голову на той войне. Так что фон один, и война одна. Почему появился нацизм? Что ему было нужно? Он хотел гегемонии и господства над миром, перечеркнув всех других. Война, которую сейчас ведёт наш народ, — она не только против террористов, она и против тех, кто их поддерживает. Террор — это всего лишь инструмент западных стран. Они хотят привить тот же менталитет, что и у нацизма, чтобы завладеть всем, превращая страны и народы в рабов, превращая их в приспешников и марионеток. Они хотят завладеть всем, что есть у народов в материальном и духовном аспекте. Поэтому терроризм — это просто один из тех инструментов и один из многих результатов их политики. Война, которую вынес ваш народ в те времена, похожа на ту войну, которую выносит сейчас наш народ. Разница лишь в том, что заголовки и инструменты другие, но суть одна.

  1. Знаете, у людей в нашей стране Вы на устах, у Вас много друзей, и я уверен, что ветераны — это самая большая армия. Воспользуюсь моментом и попрошу Вас поздравить этих ветеранов отсюда, из Сирии, из Дамаска. Это ветераны, которые пережили все ужасы войны и защищали Белоруссию, которые ждут Вас сегодня: с какими словами Вы к ним обратитесь?

Президент Аль-Асад:

Это очень благоприятный случай, чтобы передать поздравления вашим ветеранам армии Беларуси, вашему народу и руководству во главе с президентом Лукашенко. Для нас ветераны, которые участвовали в этой жесточайшей войну, в которой СССР понёс большие потери, превысив 26 миллионов погибших, и, насколько мы знаем, приблизившись к 30 миллионам, эти ветераны были основной частью победы. Сегодня ветераны подают нынешнему и будущему поколениям пример, дают урок стойкости. Кто мог предположить, что блокада Сталинграда будет прорвана, если бы не стойкость этих героев? Кто мог предположить, что отступление Советской армии в начале войны превратится затем в победу? И если бы не победа СССР, то не произошла бы высадка стран Запада в Нормандии. Многие на Западе пытаются скрыть этот факт, что в поражении нацизма самую важную роль играли все народы Советского Союза, в числе которых был и ваш белорусский народ. Сегодня эти ветераны играют основную роль в укреплении духа стойкости, поскольку вы сегодня переживаете нечто похожее на то, что Сирия испытывает на протяжении десятилетий. Вы находитесь в блокаде, образ президента Лукашенко подвергается попыткам демонизации, что также в последнее время наблюдается и в отношении президента Путина, поскольку они не прогибаются перед Западом. Как ваши предыдущие поколения не преклонились перед Гитлером, так и нынешним поколениям не следует преклоняться перед неонацизмом в образе западной оккупации в её более современном образе.

  1. Спасибо большое за Ваши поздравления. А сейчас давайте перейдём к сирийский событиям. Я не могу понять, на что опирается стойкость вашего народа, особенно, если сравним с тем, что произошло Ираке и Ливии. Хотя уже седьмой год создатели идеологий, те, кто устраивает «бархатные революции», продолжают свои попытки. В чём сущность стойкости вашего народа?

Президент Аль-Асад:

Есть много причин. Первая причина – это то, что Сирия является страной с богатой историей. Сейчас Вы находитесь в Дамаске. Он и Алеппо на севере — это два самых древних населённых города мира, где беспрерывно продолжают жить люди. Никто не знает, когда в них началась жизнь. Это означает, что они накопили тысячелетнюю историю. Если вернуться к летописной истории, к временам, когда появилась письменность, то можно увидеть, что Сирия всегда находилась под оккупацией, подвергалась разрушениям и нашествиям. Это привело к тому, что у сирийского народа накопился опыт, как себя вести во время вторжения извне. То, что происходит сейчас, не стало шоком для сирийского народа, ему была очевидна вся ложь, которую ему с самого начала преподносили.

Вторая причина заключается в том, что сирийский народ патриотичен, в отличие от того, как его представлял Запад в начале кризиса. Тогда Запад для разжигания войны в Сирии предпринимал различные способы подстрекательства, используя конфессиональные лозунги. Он старался создать внутри сирийского общества конфликт, тогда как межконфессиональных противоречий не было на протяжении многих веков. Когда Запад пошёл на этот глупый поступок, это привело к тому, что сирийский народ ещё больше сплотился, защищая своё национальное единство.

Третья причина. Если сравнить то, что произошло в Сирии, с тем, что произошло в других странах, то есть и другое отличие: это отношения между государством и народом. Запад хотел представить эту войну как войну за сохранение поста. Однако сирийский народ мудр, он понял, что эта война направлена на то, чтобы завладеть Сирией. Для нас в Сирии и для меня лично, я всегда был одним из сыновей этого народа, до войны и во время войны, я никогда не был изолирован от народа. Если бы сирийский народ почувствовал что-то иное, что этот президент или этот чиновник ведёт битву ради личных интересов, то народ не поддерживал бы его ни дня. Все эти вещи были непонятны Западу из-за недальновидности его ответственных лиц. Поэтому до сих пор он сумел добиться в Сирии больших разрушений, но не смог выполнить заранее разработанный план: чтобы сирийский народ встал на его сторону. поддержал его псевдодемократию и лживую свободу, его пропагандировавшийся рай, который Запад рисовал после краха нынешнего государства. Все эти вещи были очевидными для сирийского народа, поэтому весь план Запада провалился. Это говорит о том, что Запад, несмотря на весь свой прогресс, не понимает глубоко этот регион, он привык, что ему подчиняется группа ответственных лиц, являющихся его агентами, которые лицемерят ради собственных интересов. Что касается реальной патриотической обстановки, отражающейся в накопленных в регионе глубоких социальных понятиях, то она непонятна западным чиновникам, и поэтому они потерпели провал.

  1. Есть тема, о которой часто говорили в последнее время, и я не могу её не затронуть. Это вопросы о химатаке в Идлебе и ракетном ударе по авиабазе Аш-Шайрат. Кто это сделал? Что это было? Кто за этим стоит? Как Вы думаете, не является ли это звеньями одной цепи?

Президент Аль-Асад:

Конечно, это часть кампании, цель которой — демонизировать сирийское государство. На начальных этапах этой войны они пытались демонизировать его и в глазах сирийского народа, пытались убедить народ, что его государство плохое. Они смогли обмануть часть сирийского народа, и то всего на несколько месяцев или на год. Но позже у них это уже не получалось, и поэтому они перешли к продолжению демонизации сирийского государства уже перед западным общественным мнением, желая получить его одобрение военного вторжения и силового вмешательства. Тем более, после провала в реализации их политики в отношении ИГИЛ (ДАИШ) Исламское Государство Ирака и Леванта и «Джебхат Ан-Нусры». Поддерживая эти две организации прямым или косвенным путём через Турцию, Саудовскую Аравию или Катар, или, как я уже сказал, напрямую — через их страны, они хотели «умыть руки» и показать, что проблема Сирии заключается не в ИГИЛ (ДАИШ) и «Джебхат Ан-Нусре», а в том, что государство якобы убивает своих мирных граждан, используя ядовитые газы. Это также являлось прикрытием для военного вмешательства США в ситуацию в Сирии, потому что Трамп, как известно, находится сейчас в затруднительном положении в своей стране; борьба идёт как внутри его администрации, так и с различными силами и лобби, присутствующими на американской арене; у него также имеются конфликты со СМИ и с крупными компаниями. Через данный шаг он пытался преподнести этим группам свои «верительные грамоты». Так что «химическая тема» была не более чем предлогом для вмешательства, это была спланированная операция, преследовавшая сразу несколько целей. Но они сами отказались от расследования, они его не хотели. Ведь Россия и Иран предложили Организации по запрещению химического оружия проект расследования, однако он не был принят, потому что расследование подтвердило бы, что они (Запад) лгут.

  1. Как идут дела на фронте? Против кого сражается армия? Против оппозиции? Или против боевиков ИГИЛ (ДАИШ)? Или против внешних сил?

Президент Аль-Асад:

По правде, мы не можем разделить тех, кого вы перечислили, поскольку и у ИГИЛ (ДАИШ), и у «Джебхат Ан-Нусры» одинаковая ваххабитская идеология, идеология террора. Такая же идеология у Эрдогана из движения «Братьев-мусульман». Эта же идеология объединяет всех ранее перечисленных с семьями Аль Сауд и Аль-Тани в Катаре. Все эти группы объединяет радикальная ваххабитская идеология. Все они являются инструментами в руках США. Я не говорю – в руках Запада, потому что Западная Европа фактически отсутствует на политической карте, Европа беспрекословно выполняет то, что требуют США. Так что если мы скажем, что все они работают под американским руководством, тогда без разницы, сказали бы мы «внешние силы» или ИГИЛ (ДАИШ), «Джебхат Ан-Нусра» и другие. У них один шеф, один спонсор, один фронт с разными именами и тактикой.

  1. Мои западные коллеги часто Вас обвиняют, говорят, что Башшар Аль-Асад — это диктатор. Но я сейчас смотрю — напротив меня сидит весьма интеллигентный и образованный человек, я могу даже сказать, скромный человек. Вы знаете, я в Сирии уже пятый раз, объездил все её провинции, общался с простыми людьми. И самое главное, что я видел — они Вас уважают, Вам доверяют. Можно ли спросить откровенно – не устали ли Вы от всей грязи, что льётся в Ваш адрес? Могли бы Вы поступиться чем-то ценным ради Вашей страны и её будущего? Или Вы считаете, что у Вас нет оснований для отступления в данный момент, и Вам придётся идти до конца?

Президент Аль-Асад:

По правде говоря, что касается усталости, то я не устал. Скорее, они устали от множества лжи, которая не привела ни к какому результату. Это с одной стороны. А с другой стороны, что касается западной политики, когда они клеймят политического деятеля другой страны, то это обозначает, что он патриот. Потому что их «демократическим параметрам» соответствует, например, правящая династия в Саудовской Аравии. Это их близкие друзья, которых они не осуждают ни единым словам. Вот вам пример. Как известно, Запад недавно поддержал Саудовскую Аравию, чтобы она стала членом Совета ООН по правам женщин или членом Совета ООН по правам человека. Поэтому, если Запад будет хорошо обо мне отзываться, то мне стоит побеспокоиться, меня это не обрадует. Обвинения, подобные тем, что раздаются в мой адрес, мы на протяжении долгих лет слышали и в адрес президента Лукашенко, потому что он противостоял Западу и не согласился быть его агентом. Вот это и есть Запад. Мы не должны обращать внимание на то, что они говорят. Для нас должно быть важно отношение к своим согражданам, отношения ответственного лица к гражданам своей страны. Нас не должно интересовать отношение к нам западных чиновников или СМИ. Меня не интересует то, что они говорят, ни позитивное, ни негативное. За несколько лет до войны они отзывались обо мне хорошо, но меня это тогда тоже не интересовало, поскольку я им не доверяю. Я их прекрасно знаю, они лицемеры. Вот в чём истина.

  1. Вы очень мудро сказали, что высоко оцениваете доверие своего народа. Согласны ли Вы, что оппозиция тоже является частью народа, и только вступив с ней диалог, можно говорить о будущем Сирии? Была Женева, потом появилась Астана. Есть ли отличия между этими встречами? По Вашему мнению, какие у них итоги, в первую очередь, что касается отношений с оппозицией?

Президент Аль-Асад:

В отношении Женевы, то она до сих пор остаётся лишь местом информационной встречи. Ничего реального на всех прошлых женевских встречах не происходило, даже одной миллионной процента, эта цифра даже не достигнута. Женева — это процесс, который вначале преследовал цель, чтобы мы пошли на уступки. Вы меня ранее, в предыдущем вопросе, спрашивали про уступки, а я вам не ответил. Так что этот ответ можно поставить в скобках. Нет, я не пойду ни на одну уступку по простой причине, что Родина – это не моя собственность. Президент не имеет права на уступки национального масштаба. Решения о таких уступках принимаются на общенациональном и общенародном уровне, для этого необходим референдум. То, что касается суверенитета, национальных интересов, конституции, независимости, — это не собственность президента, и он не имеет права уступать. Я могу уступить в личных вопросах, которые никого не касаются и никак не могут повлиять ни на людей, ни на кризис. Таких личных уступок от меня не требуется.

Что касается Астаны, то ситуация иная. Диалог вёлся с вооружёнными террористами под эгидой России и по её инициативе, позже присоединились Иран и Турция. Россия и Иран являются гарантом для законного сирийского правительства, а Турция — для террористов. Встреча в Астане стала давать результаты после ряда попыток прекращения огня. Последняя попытка была названа «зоны деэскалации», или «зоны снижения боевых действий».

Ремарка от журналиста: Это четыре зоны?

Президент Аль-Асад: Да.

Ремарка от журналиста: Можете объяснить, в чём их суть? Чего, в первую очередь, стоит ожидать от этих зон?

Президент Аль-Асад:

Это смешанные зоны, где находятся и террористы, и гражданское население. Террористы из «Джебхат Ан-Нусры», ИГИЛ (ДАИШ), других террористических организаций и банд. Цель этих зон — в первую очередь, защита гражданского населения на этих территориях. Вторая цель — дать возможность всем желающим из боевиков заключить перемирие с государством, так, как это происходило в других районах. Так что снижение боевых действий на этих территориях является шансом для любого, чтобы он мог урегулировать свой статус с государством, сдать оружие в обмен на амнистию. Эти зоны также являются возможностью для тех группировок, которые хотят выгнать оттуда террористов ИГИЛ (ДАИШ) и «Джебхат Ан-Нусры». Так что у них появился шанс это сделать. В итоге у этих зон есть много сторон. Но для нас в принципе самым важным является снижение кровопролития в этих зонах, пока не начнутся локальные политические шаги между нами и находящимися там группировками.

  1. То есть, можно считать подписанный в Астане меморандум о зонах деэскалации самым крупным успехом, достигнутым на сегодняшний день в переговорном процессе?

Президент Аль-Асад:

Естественно, в принципе, российская инициатива правильная. Мы её поддержали изначально, потому что сама идея верная. Но придётся ожидать, даст ли она результат или нет. Всё зависит от того, как она будет выполняться. Воспользуются ли группировки этим шансом? Другие страны, особенно западные, которые якобы поддерживают эту инициативу, не станут ли продолжать оказывать террористам поддержку логистикой, деньгами, оружием и наёмниками для прорыва в эти зоны? И, соответственно, сведут всё к нулю? Есть большая вероятность этого, такое происходило раньше. Предыдущие инициативы провалились не из-за того, что они были неправильными. Они провалились из-за того, что некоторые страны вмешивались, чтобы обострить военную обстановку. Мы желали бы, чтобы появившийся шанс убедил эти страны в тщетности любой эскалации, потому что сирийские и российские вооружённые силы при поддержке Ирана и «Хизбаллы» нанесут удар при любом движении террористов, если они попытаются нарушить договорённость.

  1. Что касается безопасных зон и проходов, по которым вы позволите боевикам перемещаться в другие районы Сирии.

Вы наверняка слышали, что многие международные организации пытаются обвинить вас в нарушении прав человека по этническому принципу, что вы якобы насильно переселяете людей. С другой стороны, некоторые рассматривают происходящее как первый этап расчленения Сирии. Как Вы это прокомментируете? Как Вы ответите тем, кто это заявляет?

Президент Аль-Асад:

Это попытка подстрекательства некоторых наивных сирийцев, что якобы происходят демографические изменения. Это неверные слова, большинство сирийцев знает, что это не так. Если вы побываете в большинстве районов, где были заключены перемирия, то увидите, что жители там остались. Зачем нам переселять одну часть жителей и оставлять другую? Почему мы не требуем всех их покинуть эти районы? Правда в том, что правительство никого не переселяет. Процесс перемирия оставляет выбор за местными жителями, им решать — оставаться или уехать. Такой выбор есть также и у боевиков. Они могут остаться, сложив оружие и урегулировав свой правовой статус, или могут уехать. Правда в том, что большинство боевиков, которые выходят с этих территорий, отвергают перемирие. А граждане, которые покидают район вместе с ними, — это их родственники и семьи, так что они уезжают вместе. Государство ни от кого не требует уйти, это во-первых. А во-вторых, если бы государство собиралось производить демографические изменения, то ему пришлось бы привезти людей из других районов, поселив их на место коренных жителей. Районы, которые их жители покинули из-за террора, до сих пор пустуют, там абсолютно никто не живёт. Права на собственность в них принадлежат их настоящим владельцам из числа местных жителей. Так что все разговоры об изменениях неверны и бессмысленны.

  1. Я хочу перейти к теме беженцев. Это болезненная тема. К сожалению, за прошедшие шесть появилось огромное число беженцев. По Вашему мнению, насколько Сирия готова к их возвращению? Сможете ли Вы справиться с экономическими последствиями этой войны со стороны международного терроризма против Вас? Думаете ли подать иск, чтобы потребовать выплаты компенсации от тех стран, в том числе европейских, чьи представители бесчинствовали на вашей святой сирийский земле? Потребуете ли у них компенсацию?

Президент Аль-Асад:

Возвращение беженцев в Сирию необходимо, мы постоянно к этому призываем. Относительно того, когда это должно произойти, мы говорим, что для их возвращения приемлем любой день, никаких препятствий для этого нет. Государство по возможности пытается обеспечить всем необходимым внутренних переселенцев. Ведь большая часть людей переселилась из-за терроризма из одного места в другое, и государство предоставляет им услуги. Конечно, имеется также гуманитарная поддержка со стороны дружеских стран. Что касается компенсации, то, безусловно, весь сирийский народ имеет полное право требовать её в размере сотен миллиардов. Но, как известно, для получения компенсаций нужно обращаться в международные юридические инстанции. Представьте, что, например, у вас в Белоруссии имелось бы право на какую-либо компенсацию, но при отсутствии судебной системы и законов. Кому тогда иск подавать? Кому жаловаться? Это будет подобно хаосу. В международной ситуации именно так и обстоит дело: не к кому обращаться, нет уважения к международному законодательству, отсутствуют честные институты, имеются только «руки» госдепартамента США, которые не возвращают права их владельцам. Поэтому в таких рамках нереально добиться каких-либо результатов. В общем, мы сейчас в них и не нуждаемся, мы сумеем построить нашу страну своими силами. Сирия на протяжении всей своей истории строилась сугубо сирийскими руками, на протяжении как древней, так и современной истории. У нас имеется потенциал восстановить нашу Родину. Деньги постепенно появятся. Например, возвращение переселенцев поспособствует возвращению капитала. Дела пойдут, нас это не очень сильно беспокоит. Мы не нуждаемся в деньгах тех стран и ответственных лиц, которые в течение кризиса поддерживали терроризм и пролитие сирийцами крови.

  1. Я не могу не коснуться темы Дейр-эз-Зора, она сейчас — главная цель сирийского правительства. Почему весь мир закрывает глаза на то, что там происходит? Там четыре года люди находятся в блокаде ИГИЛ (ДАИШ), там голод, разруха и, что страшнее всего, там гибнут дети, гибнут простые люди. Если говорить о гуманитарной помощи, которую предоставляют 124 страны мира, то, согласно информации, которая есть и у вас, они поддерживают боевиков. За эти четыре года они не отправили туда ни одной лепёшки хлеба, несмотря на то, что 200 тысяч человек там как в воздухе нуждаются в воде и хлебе.

Президент Аль-Асад:

Международная политика не регулируется принципами и этикой, её регулируют интересы, даже если за счёт морали, в большинстве случаев — в ущерб принципам и международному праву. На сегодняшний день имеется группа колониальных стран, которые категорически не руководствуются принципами. Имеется также большая часть стран мира, которые знают эту правду. Знают её на народном и официальном уровнях, но не осмеливаются об этом говорить, опасаясь Запада. Лишь малая часть мира говорит правду, как она есть. И эти страны соблюдают принципы и этику. Например, ваша страна — Беларусь, Россия, Иран, Северная Корея. Эти страны не следуют за Западом, поэтому они считаются недемократическими, или «осью зла». Либо, как я ранее говорил, их клеймят. Но это отдельные страны, редкие страны в мире, которые смеют говорить правду. Вот в чём заключается причина, что вы так мало слышите о сотнях тысяч ни в чём не повинных, находящихся где-то в блокаде, никто о них не говорит. А параллельно террористы в Алеппо захватывают часть города с его жителями, ежедневно обстреливая другую часть города минами и убивая другую часть жителей. О таком никто не вспоминает. Их это не интересует, они защищают террористов. Когда мы освобождаем этот город, то начинают обвинять в нарушении прав человека. Потому что террорист для них и есть человек со своими правами. Другого человека на политической и гуманитарной карте для них не существует.

  1. Я с Вами полностью согласен. В подтверждение этому, во время моих визитов в Сирию я встречался с верховным муфтием Сирии и с главным патриархом, встречался также с представителями других конфессий, и я видел, что все они за мир, за национальное единство, за свою страну. Если продолжить эту тему, то почему с ними никто не считается? Многие даже не хотят знать правду о происходящем в Сирии. Вы со мной согласны?

Президент Аль-Асад:

Большая часть западных ответственных лиц знает правду. Но они так далеко зашли во лжи своей общественности, что им уже трудно повернуть назад. Любой поворот будет означать, что они открыто врали своей общественности. Получается, что они зашли в тупик и не могут повернуть назад, они вынуждены продолжать лгать, это для них единственный выбор. Любой поворот или изменение направления будет представлять для них политическое самоубийство. Для них политические интересы важнее национальных, важнее интересов и жизни других народов. Поэтому они лгут одно и то же с самого начала. Так, раньше они заявляли, что митинги у нас были мирными, но потом появились доказательства, что они отнюдь не мирные. Потом они сказали, что есть оппозиция, но она умеренная. Когда подтвердилось, что это экстремисты, такие как «Джебхат Ан-Нусра» и ИГИЛ (ДАИШ), то заявили, что в их появлении виновно само сирийское государство и президент САР. Они до сих пор продолжают лгать, порой несколько меняя свою риторику, однако не кардинально. Главное, что с этой большой ложью связано их политическое будущее, поэтому они ничего не могут изменить.

  1. Мне хотелось бы перейти к теме белорусско-сирийских отношений. Наши отношения на протяжении десятилетий достигли очень высокого уровня. Вы знаете, что официальный Минск неизменно выступает за мир, за национальное единство Сирии, постоянно осуждает международный терроризм, который вмешивается в ваши внутренние дела, и информационную войну, которую, к сожалению, ведут западные страны. Как Вы оцениваете президента Лукашенко, принимая во внимание то, что Беларусь неоднократно подвергалась экономическим санкциям и необоснованной критике в свой адрес. Однако Лукашенко с этим справился, и важнейший пример моих слов — это Украина. Вы видите, что Минск является единственной площадкой, где все стороны пытаются договориться о долгожданном мире в Донбассе на Украине. Не считаете ли Вы, что Лукашенко – это тот человек, который, возможно, может вмешаться в процесс политического урегулирования в Вашей стране?

Президент Аль-Асад:

Решение любой проблемы нуждается в наличии ряда аспектов, или, скажем, факторов. Главнейшим фактором является доверие, это то, что у вас есть. То есть, Вы являетесь страной, которой можно доверять, потому что белорусская политика заявляет то же самое, что и в начале кризиса, она опирается на одинаковые принципы по отношению к разным вопросам. Принципы, на которые опиралась ваша политика в отношении Сирии, являются теми же принципами, на которые она опирается в отношении самой Беларуси и её народа. На те же принципы она опирается в своей позиции по Украине. Значит, ваша политика является стабильной, она имеет чёткое видение и ясные принципы, от которых не отступает. Это очень важно для того, чтобы играть какую-либо роль в любом кризисе. Это то, в чём мы нуждаемся в Сирии. Почему сирийский кризис не урегулируется политическим путём? Потому что, за исключением Ирана и России, к любым странам, которые якобы хотят сыграть эту роль, отсутствует доверие: они говорят одно, а делают другое. Двойные стандарты — это основной принцип политики Запада. Что касается фактора доверия, то это самый важный фактор, свойственный политике президента Лукашенко и Беларуси как государства. Добавим к этому, что мы как государство имеем крепкие отношения с Беларусью со времён СССР и после. Эти отношения до сих пор продолжаются, несмотря на все виды давления, которое оказывалось на вашу страну и на Сирию до войны. Эти отношения продолжаются, вопреки желанию Запада, исходя из совместных интересов. Президент Лукашенко в этом аспекте всегда был патриотом, честным и храбрым. Принимая во внимание всё это, я могу сказать, что Беларусь наряду с Россией однозначно является ключевым игроком на международной арене в отношении войны против Сирии, они обе могут сыграть основную и эффективную роль. Если у Беларуси есть такое желание, то мы горячо приветствуем любую роль в идущей сейчас войне.

  1. Спасибо Вам за эти слова. Я хотел бы спросить о наших экономических отношениях. Я понимаю, что война длится уже седьмой год, есть огромные разрушения, и это придётся когда-нибудь восстанавливать. Вы знаете, у Беларуси есть большой потенциал. Например, я помню, как на сирийской территории появился первый белорусский грузовик марки МАЗ, я также помню, как в 2010 году вы, посетив Беларусь, сидели за рулём автобуса марки МАЗ. Как скоро мы увидим эти автобусы и грузовики на Ваших дорогах?

Президент Аль-Асад:

Во время моего последнего визита в вашу страну, за несколько месяцев до войны, между нами были подписаны широкие соглашения в экономической сфере. Затем началась война, и она стала препятствием. Но недавно, после последних совещаний сирийско-белорусской комиссии и после того, как несколько недель назад возглавляющий эту комиссию министр промышленности Беларуси посетил Сирию, некоторые из этих соглашений были заново активированы. Также была достигнута договорённость о ряде сделок в обе стороны между Сирией и Беларусью. Естественно, я хорошо помню мой визит на тот завод. В то время мы действительно стремились к налаживанию производства этой машины за менее чем два года. Но это немного задержалось из-за войны. Недавно мы вновь активизировали этот вопрос, и в течение ближайших месяцев стартует экспорт первой партии запчастей, чтобы начать сборку этих грузовиков в Сирии. Таким образом, благодаря сильной воле мы сумели активизировать эти отношения, несмотря на все тяжёлые обстоятельства в Сирии и на блокаду Беларуси. Это, конечно, только начало. Значительную часть из того, о чём мы говорили до войны, можно активизировать, несмотря на ситуацию с безопасностью в Сирии. Не обязательно во всех сферах, но в большей части из них, к чему мы сейчас и стремимся. Сегодня колесо уже завертелось.

  1. Полагаю, что у Беларуси есть экономический потенциал. Главное, что у сирийского народа и его президента есть желание строить с нами хорошие отношения и дружбу. Это не менее важно, чем всё остальное. Думаю, что у этого сотрудничества большое будущее. В конце я хотел бы сказать, что знаю Сирию очень давно. Война, которую вы переживаете на протяжении семи лет, помогла консолидировать ваше общество. Я помню сирийцев как интеллигентных, спокойных людей, которые отличаются от остальных арабских народов толерантностью, добродушием и гостеприимством. И вы всё это не утратили, несмотря на боль и слёзы, которые были вынуждены терпеть. Я скажу, что Вы лично стали примером единства общества. Я езжу по всему миру, у меня очень много сирийских друзей. Нет ни одной сирийской семьи, которая не хранила бы у себя дома флаг Сирии. Это то, что сплотило общество, объединило его в одно целое. Хочу, чтобы Вы знали: я от всего сердца и от имени нашего народа, от имени Беларуси желаю Вашей стране мира, процветания и единства, что бы вы шли вперёд, чтобы матери, похоронившие своих детей, не знали больше горя, чтобы всё шло так же, как нам знакомо по истории, чтобы жизнь продолжалась, чтобы Сирия осталась такой, какой она была всегда – колыбелью цивилизации, чтобы она и дальше процветала. Вот чего я искренне желаю.

Президент Аль-Асад:

Я Вам очень благодарен за эти добрые слова в адрес Сирии и её народа. Одним из наших важнейших качеств в Сирии является верность. Верность тем, кто нас поддерживал в тяжёлой ситуации, что и сделала Беларусь — поддержала нас. Я обращаюсь с благодарностью к каждому белорусском гражданину за всё, что он сделал для Сирии. Результатом этой поддержки стало решение президента. Потому что президент Беларуси не мог бы поддерживать Сирию, если бы у него в стране не было народного настроя в этом направлении. Мы считаем, что каждая поддержка, каждое слово и каждая политическая позиция белорусского государства на всех уровнях являются отображением того, что думает и чувствует белорусский народ. Я надеюсь, что у белорусского народа будет и другая победа, победа в ином виде, не обязательно военная. Белорусский народ подвергается войне, которая длится два десятилетия. Я желаю, чтобы и в этой войне пришла победа, чтобы эта победа совпала со снятием блокады и с подтверждением патриотического настроя в вашей стране, чтобы вы могли заставить уважать вас тех, кто пытается навязать свою гегемонию вашей стране. Я желаю, чтобы эта победа совпала с победой Сирии в её битве против террористов. Для нас эта война также отечественная. Ещё раз спасибо, благодарю за ваш визит в Сирию.

Запись опубликована в рубрике ДОМ, СЕМЬЯ, ОБЩЕСТВО, ПРОИСШЕСТВИЯ с метками , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

16 − 4 =

Карусель записей