«шпионская техника» Что это?!

01 — Что случилось?
Федеральная служба безопасности дала определение термину «специальные технические средства, предназначенные для негласного получения информации» (проще говоря — «шпионской технике») и предложила включить его в Уголовный кодекс и сослаться на определение в Кодексе об административных правонарушениях. «Медиазона» обратила внимание на то, что в определении, помимо разных гаджетов, явно прописаны компьютерные программы. А эксперты РБК отметили, что определение можно трактовать слишком широко — и под него может попасть практически всё что угодно.

02 — Зачем нужно определение?
ФСБ так отрабатывает поручение правительства, а оно, в свою очередь, — поручение президента России, выданное по итогам большой пресс-конференции Владимира Путина в декабре 2017 года. Президент тогда пообещал разобраться с уголовным делом фермера, который купил в интернет-магазине GPS-трекер для своей коровы. Когда заказ из Китая пришёл на почту, покупку изъяли оперативники ФСБ: в устройстве оказался микрофон, который можно было дистанционно активировать и использовать для скрытой слежки.
В России часто возбуждают уголовные дела против покупателей «шпионских игрушек»: очков со встроенной видеокамерой, часов с видеокамерой и фотоаппаратом или ручек со встроенной видеокамерой. Чаще всего покупатели даже не знают, что делают что-то противозаконное — и не собираются использовать гаджеты для слежки.

03 — Раньше термина «шпионская техника» не было?
Это сложный вопрос. Напрямую термин «специальные технические средства для негласного получения информации» сейчас не определён ни в Уголовном кодексе, ни в Кодексе об административных правонарушениях. Из-за этого россияне, осуждённые за незаконный оборот этих спецсредств, попытались оспорить своё наказание. Они считали, что сама статья УК о незаконном обороте специальных технических средств неконституционна.
В 2011 году Конституционный суд объяснил, что они не правы: косвенное определение спецсредств для слежки через описание их видов, свойств и признаков есть в различных постановлениях правительства. ФСБ сейчас утверждает, что предложенное ими определение не противоречит той трактовке Конституционного суда.

04 — Так что это за спецсредства для слежки? Только китайские «шпионские игрушки»?
Нет. Это и наборы отмычек, и переносные малогабаритные рентгеновские аппараты для вскрытия замков, и специальные эндоскопы для исследования почтовых сообщений, и ложные мобильные базовые станции, и закамуфлированные датчики извлечения оружия, и «детекторы лжи» (полиграфы), и анализаторы стресса по голосу, и криминалистические наборы «для проведения негласной дактилоскопии».

05 — А компьютерные программы? Они считаются таким специальным техническим средством?
Мы точно не знаем, так как раньше не было опредления этого термина, а некоторые ведомственные документы не публикуются. Отдельные программы вполне могут попасть в одну из категорий специальных технических средств — для негласного получения (изменения, уничтожения) информации с технических средств её хранения, обработки и передачи. По некоторым данным, в начале 2000-х годов в подробном классификаторе ФСБ программное обеспечение не упоминалось отдельно, речь шла только об аппаратно-программных средствах. Как дело обстоит сейчас, неизвестно.
В одном из перечней спецсредств для негласного получения информации, опубликованном ФСБ, указаны их коды товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности. Там среди прочего упоминаются разные носители информации (оптические диски, флешки, даже магнитные кассеты) «с записью данных или команд, используемые в вычислительных машинах». Так что, можно предположить, что и без нового определения программы уже сейчас могут рассматриваться в качестве спецсредств.

06 — А что это могут быть за программы?
Самые разные программы, которые обычно принято считать вредоносными:
Компьютерные вирусы
Трояны (программы, притворяющиеся обычными)
Бэкдоры (программы для скрытого удалённого администрирования)
Кейлоггеры (программы для фиксации действий пользователя — нажатия клавиш на клавиатуре компьютера или движения мыши)

07 — А почему «шпионские» спецсредства вообще запрещаются?
Всё дело в Конституции. Она декларирует неприкосновенность жилища и право людей на тайну переписки и телефонных переговоров. А спецсредства позволяют эффективно вторгаться в частную жизнь людей. Обычные граждане не имеют право нарушать эти нормы. Исключение сделано только для правоохранительных органов, заручившихся разрешением суда. Кроме того, таким ограничением государство надеется обеспечить свою безопасность.

08 — Если определение ФСБ примут, что-то поменяется?
Мы не знаем, скорее всего всё останется как есть. В пояснительной записке ФСБ утверждает, что их определение теперь позволяет гражданам отличить шпионские устройства от обычных, рассчитанных «на бытовое использование массовым потребителем». При этом человека могут привлечь к ответственности за умышленный действия — специальную доработку обычных предметов для неочевидного, скрытного применения.
Это дополнение про умышленные действия тоже не может считаться нововведением. Конституционный суд ещё семь лет назад постановил, что следователь, прокурор и суд должны:
не только установить факт приобретения или создания спесредств для слежки, но и доказать наличие умысла у обвиняемого на совершение преступления.
То есть, если человек по неосторожности вместо обычного GPS-трекера купил устройство со скрытым встроенным микрофоном или созданная им программа по ошибке записывала в отладочный файл все нажимаемые пользователем клавиши, его должны признать невиновным.

Запись опубликована в рубрике ДОМ, СЕМЬЯ, КОМПЬЮТЕР, ИНТЕРНЕТ, НАУКА, ТЕХНИКА, ОБЩЕСТВО, ПРОИСШЕСТВИЯ с метками , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × три =

Карусель записей