Арии в Персии

Современное население Ирана и Индии в большинстве своём этнически происходит от особой ветви индоевропейцев – носителей языков так называемой индоиранской группы индоевропейских языков, делящейся, в свою очередь, на две подгруппы – иранскую и индоарийскую. Выяснение прародины общеиндоиранского единства, истории его распада на общности индо-ариев и ираноязычных племён, их местообитания и хода расселений – одна из самых сложных проблем в истории древности. Общепринятого и вполне доказанного решения этих проблем в настоящее время не существует. Достаточно уверенно можно говорить лишь о том, что к концу 3 тыс. до н.э. индоиранское этноязыковое единство ещё существовало и занимало обширные пространства степей, тянувшихся от Дуная до Алтая через Северное Причерноморье и современный Казахстан.

В конце 3 – начале 2 тыс. до н.э. внутри этого единства обособились друг от друга протоиранская и протоиндоарийская племенные общности, в результате чего их языки к середине 2 тыс. до н.э. окончательно разделились на индийские и иранские.

Общим самоназванием индоиранцев, сохранившимся у обеих ветвей было «Арии» что значит «ритуально чистый, лучший человек». Такие термины с дословным значением «настоящие люди» принимали в качестве самоназвания многие этнические группы древности.

Древние арии этого времени были скотоводами, стоявшими на предгосударственной стадии развития. Ранее их главным занятием было земледелие, и об этом свидетельствует индоевропейская земледельческая терминология, долгое время сохранявшаяся у них, но из-за климатических перемен оно отошло на второй план.

В течение 2 тыс. до н.э. племена ариев несколькими волнами расселились на юг, заняв территории Ирана и Северной Индии. Археологические и лингвистические материалы позволяют исследователям утверждать, что иранцы попали в Иран скорее через Кавказ, чем из Средней Азии. По-видимому, в начале 2 тыс. до н.э. предки индоариев расселялись в западной части степей, в Предкавказье, а предки ираноязычных племён – на востоке.

Судя по реликтовым представлениям, уцелевшим в «Авесте» – священной книге зороастризма – поздней религии иранцев, изначально известный ираноязычной традиции мир простирался от Алтая и Тянь-Шаня до бассейна Волги с востока на запад, и от Западно-Сибирской равнины до Амударьи с севера на юг. Это огромное пространство делилось на семь частей, центральной из которых была Хванирата – родина самих иранцев. Археологически это время господства катакомбной культуры между Днепром и Кавказом.

В 18–17 вв. до н.э., как показывают данные раскопок, происходит массовое переселение племён через Кавказ на юг, по маршруту Предкавказье – Северный Иран – далее на восток вплоть до Инда. Решающую роль в нём сыграли, по-видимому, протоиндоарии Предкавказья. На своём пути они разорили аборигенов Ирана, те, в свою очередь, сместились на восток, тесня друг друга и вызывая новые цепные переселения. В итоге возникла полоса индоарийского расселения, простиравшаяся от Кавказа через северно-центральный Иран и Афганистан до рубежей Индии, которых достигли передовые отряды индоарийской миграции.

По дороге некоторые группы индоариев отстали от основного потока. В частности, одна из них в это время попала на Армянское нагорье и поселилась на Верхнем Евфрате, у рубежей Верхней Месопотамии. Переднеазиатские источники 18–17 вв. до н.э. называют её «воины манда» (в науке они известны как переднеазиатские арии). Отсюда арии-«манда», слившись с хурритами, проникли в хурритский мир. Из их среды в 17–16 вв. до н.э. вышли династы Митанни и некоторых царств хурритской Палестины. За верхнеевфратской областью ариев сохранилось название «Манда», и правивший ею много веков спустя армянский княжеский род назывался по ней Мандакуни. Часть индоариев так и осталась в Предкавказье и существовала там ещё в античную эпоху (как показали исследования О.Н. Трубачёва, реликтовыми индоариями оказались хорошо известные по античным источникам синды и меоты).

В результате во 2-й четверти – середине II тыс. до н. э. зона протоиндоарийского расселения лежала в основном к югу от линии Кавказ – Каспий, а протоиранская – к северу от этой линии, так что между ними образовался существенный территориальный разрыв. Именно в это время их языки, по-видимому, разошлись окончательно. Для степи это было время существования двух главных археологических культур: многоваликовой в степях к западу от Урала – Волги и андроновской на территории Казахстана. Есть все основания связывать андроновскую культуру с общеиранским этнокультурным единством.

В XVI/XV–XIV вв. до н. э. происходит второе крупное переселение древних ариев примерно по тому же маршруту, что и первое. Адроновские племена продвигаются из-за Волги на запад и, смешиваясь с местными племенами, образуют здесь особую срубную культуру, в то время как к востоку от Волги продолжается собственно андроновская традиция.

Одновременно ираноязычные племена распространяются из-за Кавказа в Северо-Западный и Северный Иран. Эти племена уже знают железо, и для них характерна особая серая керамика. В конце этого периода миграций ираноязычные племена продвинулись через Иран на восток вплоть до позднейшей Бактрии и долины Амударьи включительно. (Само название «Бактрия», возможно, означает по-ирански «восточная страна», так как сюда иранцы пришли с запада.) Вероятно, именно под их постепенно усиливающимся давлением индоарии и смещаются в Северную Индию в XIV–XIII вв. до н. э.

В Иране индоарии были в основном вытеснены или ассимилированы своими пришлыми ираноязычными родственниками, хотя на стыке их ареалов сохранялась некая область смешанного иранско-индоарийского заселения, занимавшая значительную часть современного Афганистана. Так, одна и та же территория с центром в позднейшем Кандахаре известна по индийским источникам как индоарийское царство Камбоджа, а по иранским – как страна с иранским названием Харахвати (античная Арахосия). По индоарийской именовательной основе «камбодж-» вообще можно опознать трассу индоарийских миграций (ср. область Камбисену в Восточном Закавказье, упоминаемую античными авторами, царское имя Камбуджия [Камбиз] у персов и упомянутое царство Камбоджа на территории современного Афганистана, не говоря о занесении индийскими колонистами этого названия на территорию Индокитая, откуда пошло современное употребление этого названия).

В результате второго цикла арийских миграций расселение ираноязычных племён приняло следующий вид, сохранявшийся в общих чертах в конце II – начале I тыс. до н. э.: 1) к востоку от рек Урал и Волга обитали носители андроновской культуры – предки скифо-сакских племён, известных прежде всего по античным данным, и племён тура, о которых повествует «Авеста»; 2) степь к западу от Урала и Волги занимали носители срубной культуры – непосредственные предки племён, которых греки обобщённо именовали «киммерийцами»; 3) большая часть западно-центрального и Северного Ирана была занята общностью, из которой позднее вышли мидийские и персидские (западноиранские) племена; 4) при Амударье – Хильменде обособилась группа племён, получившая в науке название авестийские арии (сами себя они называли «арья», свою территорию – «Арйанам-Вайджа», досл. «Простор Ариев», и «Арйошйана», досл. «Страна Ариев», и именно с ними происходили события, отражённые в «Авесте», ядро которой формировалось в их же среде).

Авестийские арии были потомками авангардной, дальше всего продвинувшейся на восток части того же миграционного потока, основная часть которого, оставшаяся в Центральном Иране, была представлена мидо-персидскими племенами. Однако авестийские арии, продвигаясь на восток, оторвались от своих западноиранских родственников и оказались отделены от них областями Юго-Восточного Прикаспия (Варна в авестийской терминологии), где обитали аборигены, которых авестийская традиция описывает как страшных и могущественных врагов, и соляной пустыней Дешт-и-Кевир. Это не позволяло авестийским ариям поддерживать контакт с ираноязычными племенами Иранского плато и привело к тому, что в следующие века они развивались независимо друг от друга.

В результате постепенной ассимиляции аборигенного населения Ирана ираноязычными племенами всё пространство между Тигром, Индом и Амударьей около середины I тыс. до н. э. стало именоваться Арйана (досл. «Арийская [земля]»; поздней формой этого слова и является современное «Иран»).

Для ранних иранских (как и индоарийских) обществ характерна одна и та же, восходящая к общеиндоиранской практике, трёхсословная организация: общество делилось на наследственные сословия жрецов, воинов и рядовых общинников – скотоводов и земледельцев. На уровне племенных союзов соответствующие роли часто присваивались целым племенам: так, в шестиплеменном союзе мидян жреческие функции были монополизированы племенем магов (откуда значение слова «маг» в европейских языках).

Менталитету индоиранцев была присуща ритуально-языковая этническая самоидентификация: те, кто осуществлял правильные ритуалы на чистом языке, почитая соответствующих богов, считались этнически «своими» независимо от кровного родства. Это существенно облегчало ассимиляцию аборигенного населения. Жрецы являлись наиболее почитаемым сословием, но власть вождя (впоследствии царя), согласно нормативному кодексу, должен был осуществлять кто-либо из сословия воинов. Вождь и рассматривался в первую очередь как глава военной организации племени.

Религиозные представления индоиранцев реконструируются по данным о верованиях отдельных индоиранских народов. Боги делились на два «класса» – дайвов и ахур (инд. асуры), в какой-то мере противопоставленных друг другу. Аналогичное деление известно во многих мифологиях, в том числе в шумеро-аккадской. К началу II тыс. до н. э. у индоариев и независимо от них у иранцев это деление было переосмыслено как ценностное: боги одного из «классов» стали рассматриваться как «добрые» (распространяющие радость, жизнь, созидание), а другого – как «злые» (насаждающие смерть, страдания и разрушения). При этом иранцы считали ахур добрыми богами, а дайвов злыми, в то время как индоарии – наоборот. Соответственно наиболее могущественные и однозначно благодетельные боги, как, например, Митра, бог солнца и человеческой справедливости, охранитель клятв, зачислялись разными народами в разные категории: у иранцев Митра – ахура, у индоариев – дайва. Все индоиранцы почитали Яму (Йиму), первопредка человечества и владыку Царства мёртвых, а также поклонялись ветру, солнцу, луне и огню. Исключительное значение придавалось ритуальным формулам и правильному их произнесению.

Запись опубликована в рубрике ВЕДЫ, ВЕДАНТА, ДОМ, СЕМЬЯ, ОБЩЕСТВО с метками , , , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре + 20 =

Карусель записей