«ПЛАТОН (Аристокл)» – взгляд дилетанта

Начнём с того, что Платон – это прозвище: «широкий», «широкоплечий», а настоящее имя философа было Аристокл. Родился он в Афинах, в небогатой (хотя и знатной) семье Аристона и Периктионы, 7 таргелия (21 мая) 428 или 427 года до н.э.

«ПЛАТОН (Аристокл)» – взгляд дилетантаЭто был праздничный день, в который, по преданию, родился на острове Делосе бог Аполлон. Племянник Платона, философ Спевсипп, в сочинении «Похвала Платону» прямо называет Аполлона отцом философа. Воспитывался он в идеалах калокагатии, где «calos» — прекрасный, и «agatos» — хороший.

Именно борец Аристон, который преподавал гимнастику юному Аристоклу, дал ему прозвище «Платон». В молодости Платон участвовал в Истмийских общегреческих играх как борец и получил там награду. Сохранилось 25 стихотворных эпиграмм, которые приписывались Платону.

«ПЛАТОН (Аристокл)» – взгляд дилетантаГоворят, что перед встречей с Платоном Сократ видел во сне у себя на коленях молодого лебедя, который, взмахнув крыльями, взлетел с чудным криком. Не будем забывать, что лебедь у греков считался птицей, посвящённой Аполлону. Вот таким было предчувствие ученичества Платона и его дружбы с Сократом.

Все предыдущие философы намного успешнее объясняли явления природы, чем духовный мир человека, поэтому их называют натурфилософами, т.е. философами природы. Классификационно Платона можно отнести к основоположникам и аналитикам дефинитивной философии.

Дело в том, что сократовский МЕТОД спора выявляет слабость оппонента изначально. Слабость определительного утверждения ограничивает возможности того, кто его высказывает, как ёмкость сделанного ведра ограничивает возможности его использующего.

А Сократ сначала предлагал дать определение (т.е. – сделать ведро), ничего не подозревающий бедняга-собеседник с удовольствием его делал, а затем Сократ раздувал пожар слов и предлагал гасить его только что «сделанным ведром». А ёмкости ведра оказывалось недостаточно, и собеседник терпел фиаско.

Обобщённо – вся логика Сократа сродни фокусничеству того, кто, к примеру, ломая идеально прозрачное стекло на кусочки, показывает их общую (и в мелких частях, и кучеобразно) непрозрачность, а затем, переплавив осколки в новый лист стекла, вновь приходит, теперь уже как-бы к обратному результату – прозрачности. А суть фокуса в том, что нарушаются неизвестные ещё фокуснику законы оптики: в целостном стекле путь света таков, что лучи проходят его без искривлений, а сквозь дроблёное стекло свет проникает иначе, тая в безчисленных хаотичных преломлениях.

Речь идёт о том, что результативная деятельность – не исключая и философию – невозможна без регулирующих правил и предельной допустимости.

Этика Сократа и диалектика (искусство достижения философских истин) Платона дали мощный результат. Платон выдвинул концепцию идеи. Идеи (эйдосы или единые сущности) находятся не в материальном мире, не в уме человека, а в некоей гиперуранции (дословно: по ту сторону Неба). Наиважнейшая идея – идея Блага.

Философия Платона не устарела за 24 века, его концепция любви, космология, учение об обществе с основной идеей справедливости – востребованы до сих пор.

После восьми лет дружбы, после смерти Сократа, Платон путешествовал. Он посетил Вавилон и Ассирию, Финикию и Иудею, говорят, что добрался и до Египта. В Италии (в Таренте) подружился с пифагорейцем Архитом. Тут интересна проблема, с которой столкнулась античная философия. Подвела теорема Пифагора. В прямоугольном треугольнике с единичными катетами длина гипотенузы выражается нерациональным числом: корень квадратный из 2 = 1, 414… Это противоречит концепции атомизма, а противоречия в философии недопустимы. Кризис!

Сохранилось 23 подлинных диалога Платона, одна речь («Апология Сократа»), 11 приписываемых ему диалогов и 13 писем.

Из этого наследия для меня наиболее интересен диалог «Федон» о последнем дне жизни Сократа и безсмертии человеческой души.

А в диалоге «Пир» речь идёт о восхождении человека к высшему благу, воплощение идеи высшей Любви. Из всех учений философии наивысшее, по Платону, — учение об «идее» блага. Только под руководством этой идеи справедливое становится полезным и пригодным.

«Без «идеи» блага все человеческие знания, даже наиболее полные, были-бы совершенно безполезны» (Платон, «Государство», 505, А-В).

В том-же «Государстве» есть потрясающе интересная история о судьбе некоего человека с именем Эр, жителя Памфилии, который был ранен, но ожил на погребальном костре на двенадцатый день после сражения. Душа его за этот промежуток успела побывать в ином мире. Приводится весьма достоверное описание загробных странствий, которое сделало-бы честь самому Раймонду Моуди. Описание выполнено весьма подробно и перекликается с понятием реинкарнации (или, используя греческую терминологию, — с палигенезией). Явление это упоминается в Евангелии от Матфея (Мтф. 19.28), но слово «палигенезия» переведено с греческого оригинала текста на русский язык как «пакибытие».

Платон наполняет этот разсказ глубоким смыслом: человек сам должен отвечать за избранную им жизнь, не обвиняя в ней ни обстоятельства, ни богов. На какую-бы жизнь не обрекала человека судьба в тысячелетних странствиях перерождений, но ему всегда надо держаться вышнего пути и всячески следовать справедливости и разумности.

Создатель идеализма считал, что идеи для человека непостижимы полностью. Зато они безусловно постижимы для разума бога, о чём сказано в диалоге «Софист». Человек, желая познать благо, стремится познать бога, а желая обладать благом, он стремится стать причастным сущности бога. Об этом разсказано в диалоге «Тимей».

Идея вещи невещественна. Это ясно из того, что сама вода может замерзать и кипеть, а идея воды не может ни замерзать, ни кипеть. Сама вода может быть твёрдым и жидким телом, а также может испаряться. Но идея воды не есть ни твёрдое, ни жидкое, ни газообразное тело и вообще не есть тело.

Всеобщую закономерность вещей, конечно, можно не называть идеей или совокупностью идей, но от самой этой всеобщей закономерности вещей наука отказаться не может. Законы природы и общества тоже можно не называть идеями природы и общества, но от самих этих законов отказаться невозможно.

Эти очевидные истины ни у кого не вызывают сомнения, и любая современная философия и практика жизни без этих платоновских определений не обходятся.

В «Законах» Платон разъясняет, что бог есть и начало всех вещей, и их середина, и конец. Он – начало, так как от него всё происходит; он – середина, так как он сущность всего, что имеет происхождение; и он конец, так как все к нему стремится, как к своей цели.

Тут возникает любопытное противоречие на уровне терминологии.

По своему содержанию современное передовое мировоззрение материалистично. Но в смысле своего научного обоснования, своего постоянного стремления оформить хаос жизни в виде тех или иных формально-безупречных структур, — в этом смысле наша передовая наука помнит, что цельная идея, хотя только и состоит из своих частей, но ими не ограничивается, что цельная идея есть уже новое качество в сравнении со своими отдельными частями, так что целое в одно и то-же время и состоит из своих частей и вовсе из них не состоит.

Для лучшего понимания этого приведём пример: вода, хотя и состоит только из водорода и кислорода (и ни из чего другого), тем не менее она, взятая как целое, вовсе не сводится ни к водороду, ни к кислороду, ни к их комбинации.

Как раз это и обозначает, что вода, будучи насквозь вещественной, обязательно обладает такой идеей, которая невещественна, и хотя вода и состоит из водорода и кислорода, тем не менее обладает гораздо более общим содержанием.

Употребляя термин «вода» для обозначения родников, озёр, морей, облаков и океанов, мы далеки от воспоминаний о водороде и кислороде. Из-за этого каждый из нас становится стихийным идеалистом-платоником, хотя современная химия не имеет ничего общего с античным платонизмом.

Идеи Платона есть не что иное, как в наивной форме выраженные законы природы и общества, сменившие собой старую мифологию, столь критикуемую Платоном.

Они – принцип всего происходящего.

Наивность разсуждений Платона вполне ясна, но его желание найти законы и принципы всего происходящего говорит о глубоком перевороте в человеческой мысли. И здесь Платон занимает вполне передовую позицию.

Попытки критики философии Платона (например – доводы А.С. Богомолова в «Античной философии» — М.:Изд-во МГУ, 1985) легко разбиваются на почве простых и обыденных аналогий и доказывают никчёмность рьяного спора живого человека с восхитительным искусством человека умершего.

Цитата из А.Н. Уайтхеда:
«Самая надёжная характеристика европейской философии состоит в том, что она представляет ряд примечаний к Платону»

Ко всему уже сказанному следует добавить главное уподобление («Образ пещеры»).

Тому, кто хочет понять Платона, невозможно обойтись без знания этого разсуждения. Но уж очень много места (не менее четырёх страниц) займёт пересказ восприятия мира людьми, которые всю свою жизнь провели в пещере, где их приковали спиной к выходу. Люди эти обречены видеть не солнечный свет и реальность мира, а лишь игру теней на стене пещеры, лицом к которой они обращены.

Тут заключён один из важнейших тезисов Платона об идее познаваемости идеи блага.

Сократ – друг, но самый близкий друг – истина.

Стараясь о счастье других, мы находим своё собственное.

Угождать во имя добродетели прекрасно в любых случаях.

Никто не знает, что такое смерть и не есть-ли она величайшее для человека добро. И однако, все её страшатся как-бы в сознании, что она – величайшее зло.

Никто не становится хорошим человеком случайно.

Ничто не является более тягостным для мудрого человека и ничто не доставляет ему большего безпокойства, чем необходимость тратить на пустяки и безполезные вещи больше времени, чем они того заслуживают.

Основа всякой мудрости есть терпение.

Гимнастика есть целительная часть медицины.

Глупца можно узнать по двум приметам: он много говорит о вещах, для него безполезных, и высказывается о том, про что его не спрашивают.

Бог в нас самих.

Быть обманываемым самим собою — хуже всего, потому что в таком случае обманщик постоянно присутствует при обманываемом.

Время уносит все; длинный ряд годов умеет менять и имя, и наружность, и характер, и судьбу.

В своих бедствиях люди склонны винить судьбу, богов и все что угодно, но только не себя самих.

Для соразмерности, красоты и здоровья требуется не только образование в области наук и искусства, но и занятия всю жизнь физическими упражнениями, гимнастикой.

Крайняя несправедливость — казаться справедливым, не будучи таким.

Красиво сказанная речь о прекрасных деяниях остаётся в памяти слушающих к чести и славе тех, кто эти дела совершил.

Круглое невежество — не самое большое зло: накопление плохо усвоенных знаний ещё хуже.

Кто в верности не клялся никогда, тот никогда её и не нарушит.

Кто не совершает несправедливости — почтенен; но более чем вдвое достоин почёта тот, кто и другим не позволяет совершать несправедливостей.

Любимое часто ослепляет любящего.

Музыка воодушевляет весь мир, снабжает душу крыльями, способствует полёту воображения; музыка придаёт жизнь и веселье всему существующему… Её можно назвать воплощением всего прекрасного и всего возвышенного.

Надежды – сны бодрствующих.

Невежественными бывают только те, которые решаются такими оставаться.

Не прибавляй огонь к огню.

Никто из нас ещё не родился безсмертным, и, если-бы это с кем-нибудь случилось, он не был-бы счастлив, как это кажется многим.

Относительно всякого брака пусть соблюдается одно предписание: каждый человек должен заключать брак, полезный для государства, а не только наиболее приятный для самого себя.

Пока в государствах не будут царствовать философы либо так называемые нынешние цари и владыки не станут благородно и основательно философствовать и это не сольётся воедино — государственная власть и философия, и пока не будут в обязательном порядке отстранены те люди — а их много, — которые ныне стремятся порознь либо к власти, либо к философии, до тех пор, дорогой Главкон, государствам не избавиться от зол. Да и не станет возможным для рода человеческого и не увидит солнечного света то государственное устройство, которое мы только что описали словесно.

Развитие телесной силы и жизнерадостности во многом зависит от весёлых, живых, но невинных игр.

Разумный наказывает не потому, что был совершен проступок, а для того, чтобы он не совершался впредь.

Речь истины проста.

Сколько рабов, столько врагов.

Хорошее начало – половина дела.

Человек, поглупевший от суеверия, есть презреннейший из людей.

Чтобы приобрести расположение друзей и приятелей при житейских сношениях с ними, следует оценивать их заслуги, оказываемые нам, выше, чем это делают они сами; наоборот, наши одолжения друзьям надо считать меньшими, чем это полагают наши друзья и приятели.

Чтобы речь вышла хорошей, прекрасной, разве разум оратора не должен постичь истину того, о чём он собирается говорить?

Безстыдство — терпеливость души к безчестью во имя выгоды.

Воля – целеустремлённость, соединённая с правильным суждением.

Воспитание должно оказаться в силах сделать и тела и души наипрекраснейшими и наилучшими.

Воспитание и наставления начинаются с самых первых лет существования и продолжаются до конца жизни.

Запись опубликована в рубрике ДОМ, СЕМЬЯ, НАУКА, ТЕХНИКА, ОБЩЕСТВО с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 − 11 =

Карусель записей