«Фашизм» Виктория Ванюшкина

Мы живём в мире безпросветной путаницы идей и понятий, – в мире ярлыков. Называя свои партии демократическими, либеральными, коммунистическими и т.п. и, обвиняя своих противников в «фашизме», никто даже не даёт себе труда задуматься какие конкретные идеи лежат в основе того или иного понятия.

Когда на патриотических митингах я слышу как скандируют «Ельцин — фашист», мне становится обидно за фашистов; когда я вижу плакаты типа: «Ельцин — это Гитлер сегодня», мне до слёз жалко Гитлера.

При слове «фашизм» большинство почему-то начинает истерично вопить об «обиженных евреях», концлагерях, Гестапо и т.п.. Но при чём здесь «фашизм»?

«Фашизм» — итальянское движение. Все грехи, которые пытаются на «него» повесить — грехи (если считать их таковыми) германского «национал-социализма».

Само понятие фашизм происходит от итальянского слова «fascio». В древним Риме этим термином обозначалась связка прутьев с топориком посередине — так называемая фасция — носимая ликторами (т.е. представителями исполнительной власти) как символ Государственной власти. Этот римский символ (как и многие другие) стал символом и эмблемой фашизма, а словом «Fascio» Муссолини назвал Итальянские боевые дружины. «Я назвал эту организацию: Итальянские боевые дружины («fascio»). В этом жёстком, металлическом слове заключена вся программа фашизма, как я его представлял, как я его хотел, как я его создал». (Муссолини, из речи в Риме 23 марта 1926 г., в 7-ую годовщину создания дружин.) А согласно символизму древних традиции фасция выражает высшее могущество, чистый принцип империи.

Вообще, говоря о каком-либо движении (в частности, фашизме), прежде всего вспоминают конкретные события, т.е. практическую деятельность. Однако, практика — это воплощение в жизнь определённых идей, концепций, философии. Поэтому, чтобы понять, что такое фашизм и кого можно называть фашистом, необходимо обратиться к основным идеям, к доктрине этого движения. (Как заметил в своей книге «Критика фашизма с точки зрения правых» известный писатель и философ Юлиус Эвола — «Реальная ценность доктрины зависит от идей, лежащих в её основе, а не от их конкретной практической реализации»).

Хотя, в принципе, по словам самого Муссолини: «Фашизм не был во власти заранее выработанной за столом доктрины; он родился из потребности действия и был действием» (Муссолини, «Доктрина фашизма»), тем не менее он же заявил: » Теперь Итальянский фашизм под страхом смертной казни или, хуже того, под страхом самоубийства, должен создать основу доктринальных положений… указать основные направления для повседневной политической и личной деятельности.» (Речь в Национальном Совете Фашисткой партии, 8 августа 1924 г.).

Очень важно понять и, на наш взгляд, это является одним из основополагающих моментов, что фашизм был прежде всего духовным, а не просто политическим или экономическим, движением. Поэтому, сегодня, когда мы так часто говорим о «духовном возрождении России», опыт фашизма может быть нам полезен именно в этом отношении, так как ни коммунисты, ни демократы здесь помочь не способны. Первые, потому что вообще отрицают понятие «духа»; вторые — потому, что, несмотря на все красивые слова, высшей ценностью полагают «материальное благополучие». Муссолини говорил: «Понять фашистское движение можно лишь разсматривая его во всей полноте и глубине духовного явления… Итальянский фашизм был не только политическим бунтом против слабого и неспособного правительства… он был духовным бунтом против старых идеологий, разлагающих священные начала религии, отечества и семьи» («Послание английскому народу», 5 января 1924 г.).

Отсюда следует новое понятие жизни и человека, разсматриваемых прежде всего с точки зрения духа. «Для фашизма человек — это индивид, подчиняющийся моральному закону, чтобы создать высшую жизнь, свободную от границ времени и пространства…В этой жизни индивид путём самоотрицания, пренебрежения частными интересами, даже подвигом смерти реализует чисто духовное бытие, в чём и состоит его человеческая ценность» (Муссолини, «Доктрина фашизма»).

На аналогичных принципах основано понимание жизни как борьбы, высшего долга; отрицание посредственного, удобного существования; воинственность (и даже анти-пацифизм) фашизма. Отвечая финляндскому философу на вопрос о смысле фашизма, Муссолини написал «мы против удобной жизни». В этом наиболее ярко проявился антибуржуазный аспект фашизма.

Поэтому фашизм предлагает новый (для современного мира) высший тип человека — воина. Мы сознательно употребляем именно это слово — воин, а не солдат. Солдат — порождение современного мира, его служба и подчинение основаны не на свободном волеизъявлении, а на насилии и принуждении или на материальном интересе (профессиональные войска США и других западных стран). Тогда как воин делает свой выбор сознательно. Сохранять верность вождю его принуждает не присяга, а чувство чести. Кроме того, воин это не просто человек, участвующий в войне, но особое состояние духа. Можно быть воином и в мирное время. Его поведение диктуется прежде всего ощущением реальности смерти, постоянной готовностью умереть в нужный момент (состояние абсолютно чуждое большинству современных людей). Благодаря этому возникает и особое восприятие мира. Подобной тип человека безусловно не является гуманистом; человек не может оставаться высшей ценностью, когда стоишь лицом к лицу со смертью. Превыше всего для него стоят честь, дисциплина, умение приказывать и подчиняться. Он способен признать авторитет, распознать в другом существе (под условным названием человек) высший тип и свободно (понимая свободу как внутреннее, а не внешнее понятие) и добровольно подчиниться ему. Известно, что в древнем мире каста воинов занимала второе положение в иерархии после касты мудрецов. Даже в современном мире, где все понятия искажены, война ещё способна дать особому типу человека со здоровыми и чистыми инстинктами, ещё не окончательно испорченными «цивилизацией» (вместо культуры) и «прогрессом» (взамен духовного развития), возможность почувствовать тот вкус, ту атмосферу, в который действует высший тип человека — воин.

Наконец, не случайно, что ряды фашистской партии в Италии (как и аналогичные движения в других странах) пополняли именно фронтовики, ветераны Первой Мировой Войны.

Затем следует особо отметить, что фашизм противопоставлял себя как демо-либеральным, так и коммунистическим движениям. Это было движение принципиально нового типа. «Мы представляем в мире новое начало; чистую, категорическую, окончательную антитезу всему миру демократии, плутократии, масонства» (Муссолини, «Доктрина фашизма»). По сути своей как западная демократия, так и восточный коммунизм являются различными проявлениями одного и того же зла, той же болезни, поразившей существовавшие ранее традиционные общества. Зарождение этих идеологий произошло на основе идей Революции Третьего Сословия (более точное определение «Великой» Французской Революции), на пресловутых принципах «свободы, равенства и братства». Не будем говорить здесь о свободе, так как эта тема заслуживает отдельного обсуждения. Приведём здесь лишь одно из высказываний Муссолини:»Понятие свободы не абсолютно, ибо в жизни нет ничего абсолютного. Свобода не право, а долг; не подарок, а завоевание; не уравнение, но привилегия» (Муссолини, речь в 5-ую годовщину основания дружин) и напомним об известном различии между свободой от и свободой для (Ницше); ведь известно, что как Гитлер, так и Муссолини высоко ценили его идеи, а Гитлер даже преподнёс в подарок Муссолини полное собрание сочинений. Несколько более подробно поговорим о равенстве, так как этот принцип наиболее очевиден как для демократической, так и коммунистической идеологий и столь же категорично отвергается фашизмом.

Основу фашистской доктрины составляет концепция Государства. «Всё в государстве, ничего вне государства, ничего против государства» Б. Муссолини. Кстати, заметим, что именно этим оно принципиально отличалось от немецкого национал-социализма, в основе которого, как всем известно лежало понятие «нации». Вообще возстановительные движения разных наций, объединённые сегодня под общим названием «фашизм» имели довольно серьёзные отличия. Можно привести по этому поводу слова вождя румынской Железной Гвардии Корнелия Кодро. Говоря о различиях, существующих между тремя движениями (итальянским фашизмом, немецким национал-социализмом и румынским гвардизмом) он прибегнул к аналогии, сравнив их с тремя началами человеческого тела: форме, жизненной силе и духу. По его мнению фашизм основывался на элементе «формы» как римской доктрине Государства; национал-социализм выдвигал на первый план жизненные силы, он же предпочёл бы взять за основу дух и придать своему движению религиозную, почти мистическую окраску.

Фашистское Государство основано на иерархичном принципе. То есть оно открыто признаёт и утверждает принцип неравенства. Муссолини говорил о Государстве как о «системе иерархий», высшим воплощением, вершиной которых является элита. Он же писал: «Фашизм утверждает, что неравенство неизбежно, благотворно и благодеятельно для людей.» В идеале в фашистском Государстве каждый должен занимать своё собственное место, причём добровольно, благодаря склонности к исполнению той или иной работы, а не из соображений престижа или в глупом тщеславии прыгнуть выше собственной головы.

При этом нельзя забывать, для фашизма Государство — не мёртвая, затвердевшая структура или определённое социально-политическое устройство, но живая, одухотворённая личность, причём личность в высшем смысле.

Государство имеет приоритет перед «нацией» или «народом». Лишь при условии существования Государства народ способен обрести истинное сознание, единую форму и волю. «Без Государства нет нации…Не нация создаёт Государство, наоборот нация создаётся Государством». (Б. Муссолини). Здесь безусловно имеется в виду настоящее Государство, а не те псевдообразования, которые сегодня принято так называть.

Фашистское Государство в идейном плане противостоит «обществу», т.е. ценностям, интересам и стремлениям, относящимся к физической, чисто растительной стороне жизни общества и составляющих его индивидов. Оно пытается создать в обществе особую атмосферу высокого духовного напряжения. Лишь в подобной атмосфере может существовать уже описанный нами высший тип человека — воин.

Что же касается конкретного политического устройства, то в фашизме существовало два периода: монархический и республиканский. Безусловно, с точки зрения принципов первый является более естественным для фашизма. Сам Муссолини говорил о монархии как о «высшем синтезе национальных ценностей» и «основополагающем элементе национального единства». В реальной практике фашистского режима существовала так называемая диархия, т.е. сосуществование монархии и своего рода диктатуры. Подобная система имела аналоги в древнем мире и в частности в Древнем Риме, который как известно был для фашистов идеалом Государства. Муссолини называли «дуче», по латыни dux. Это звание давалось человеку, обладающему особыми качествами, которому в неспокойные для Государства времена для решения специальных задач доверялись чрезвычайные полномочия, так как самому монарху -rex, символизирующему чистый сакральный принцип авторитета и господства подобная роль была не свойственна по самому характеру высшей инстанции. Вообще, по нашему мнению, фашизм можно назвать своего рода подготовительной стадией монархии. Он ставит задачу создания новых иерархий и формирования новой элиты, что является непременным условием для существования монархии.

Итак, мы вкратце указали основные, на наш взгляд, принципы, характеризующие фашизм и фашистов. Нельзя отрицать, что в фашизме не существовало недостатков или ошибок; их было даже более чем достаточно. Однако, указанные здесь тенденции безусловно заслуживают самого пристального внимания. В принципе мы не сказали ничего нового, а просто попытались взглянуть на фашизм с несколько иной стороны. Мы подтверждаем всё сказанное ранее противниками фашизма. Действительно, фашизм отрицает гуманизм, пацифизм, индивидуализм, «свободу, равенство и братство» и утверждает трансцендентность, воинственность, авторитет, «порядок, власть и справедливость», а также приоритет политических и, если угодно, сверхчеловеческих ценностей над экономическими и общечеловеческими. Поэтому, господа демократы и товарищи коммунисты, перестаньте обзывать друг друга коммуно-фашистами и демо-фашистами соответственно. Человек демо-коммунистических воззрений никак не может быть фашистом. Ведь фашисты покушаются на «священные» принципы демократии и отвергают многопартийность, всеобщее равное избирательное право (т.е. господство чистого «количества»), а также сами основы коммунистической идеологии — классовую борьбу и исторический материализм. Фашист не стремится к «счастью», как его понимают демократы и коммунисты, т.е. к материальному благополучию и сытому спокойствию. Таким образом, фашизм действительно является человеконенавистнической идеологией, особенно по отношению к тому человеку, который говорит: «Счастье найдено нами», и моргает; который «покинул страны, где было холодно жить: ибо ему необходимо тепло»; который «ещё трудится, ибо труд — развлечение. Но заботится, чтобы развлечение не утомляло его»; который утверждает: «Прежде весь мир был сумасшедший», и моргает.

Лето7521. Русь.

Запись опубликована в рубрике ДОМ, СЕМЬЯ, ОБЩЕСТВО с метками , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 + 18 =

Карусель записей