Китай и Россия отказываются от доллара, создав новую платёжную систему

Китай и Россия занимаются разработкой соглашения об увеличении роли их национальных валют в двусторонней и международной торговле.

Создание новой международной системы денежных платежей призвано унять растущую тревогу по поводу возможных новых санкций и торговых тарифов США.

Ранее в ноябре в ходе визита в Китай премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что Россия и Китай обсуждают создание новой трансграничной системы расчётов с использованием национальных валют, юаня и рубля.

Он также отметил, что сейчас ведутся дискуссии по поводу того, чтобы разрешить использование китайской кредитной карты «ЮнионПэй» (UnionPay) в России, и российской карты «Мир» в Китае.

Толчком к созданию новой финансовой инфраструктуры служит ухудшение отношений с США, и угроза того, что Вашингтон может ввести очередные новые экономические санкции.

«Китайцы должны защищать свою систему, Россия должна защищать свою систему», — сказал Медведев ранее в ноябре, в преддверии 22-й регулярной встречи глав российского и китайского правительств.

«И в этом смысле такого рода кооперация очень полезна, потому что в этой ситуации никто не сможет заблокировать развитие финансового трафика», — добавил он, отметив, что в 2020 году объём двухсторонней российско-китайской торговли достигнет 200 миллиардов долларов, то есть в два раза превысит уровень 2014 года, когда объём составил 100 миллиардов долларов.

США, Евросоюз и некоторые другие западные страны ввели санкции против российских чиновников и бизнесменов после того, как в 2014 году Россия аннексировала Крым. Многие российские и китайские компании также были оштрафованы или попали в чёрный список американских властей за нарушение американского закона о санкциях. К примеру, в июне китайскую компанию-производителя телекоммуникационного оборудования ZTE оштрафовали на 1,4 миллиарда долларов за то, что она отправила свою продукцию в Иран и Северную Корею в нарушение американских санкций.

Медведев дал понять, что инициатива является «ответным шагом» снижающим зависимость «сторон» от действующей финансовой системы, в рамках которой все расчёты производятся в долларах.

«Не должно быть доминирования какой-либо одной валюты, потому что в этом случае мы все становимся заложниками состояния дел в экономике страны, которая эмитирует эту валюту. Даже когда речь идёт о такой сильной экономике, как американская», — сказал Медведев.

«Я хочу сказать нечто, что, возможно, кого-то удивит, но, я думаю, некоторые из этих санкций оказались полезными, потому что они заставили нас сделать то, что нужно было сделать ещё 10 лет назад», — сказал он.

«Мне непонятно, почему все эти годы мы торгуем нефтью и газом в долларах и евро, не пытаясь пользоваться рублём».

«Торговля в рублях — это наш абсолютный приоритет, что, кстати, может однажды превратить рубль из конвертируемой валюты в резервную».

Поскольку, около 42% транзакций через международную платёжную систему «Swift» осуществляются в долларах, блокирование доступа к этой системе — мощный инструмент, который Вашингтон может использовать, чтобы наказать нарушителей санкционного режима.

Создание новой трансграничной системы платежей позволит Китаю и России не пользоваться «Swift» для осуществления множества транзакций и потенциально обходить любые санкции США.

К примеру, Китай, Россия и многие европейские страны, вероятно, смогут использовать новую платёжную систему, чтобы достичь заявленной цели: найти способ обойти введённые США санкции против иранского экспорта нефти и сохранить международное соглашение по иранской ядерной программе.

«Если торговая война будет набирать обороты, использование «Swift» для осуществления денежных платежей может превратиться в потенциальный инструмент введения санкций против той или иной страны», — сказал экономист банка DBS Нэйтен Чоу (Nathan Chow).

«Поэтому создание новой платёжной системы поможет избежать такой ситуации, попутно способствуя интернационализации юаня и развитию российско-китайской торговли».

Доля Китая в международной торговле России выросла с 11% в 2013 году до 15% в 2017 году, что в значительной мере объясняется ростом объёмов закупок российского нефти и газа Китаем, как объяснил главный экономист [нидерландской финансовой группы] ING по России Дмитрий Долгин.

Российский импорт из Китая частично, а где-то и полностью, заменил импорт из стран Евросоюза, объёмы которого сократились из-за западных санкций, что увеличило долю Китая в российском импорте с 17% в 2013 году до 22%.

Однако, по словам Долгина, странам придётся преодолеть несколько серьёзных препятствий, прежде чем они смогут насладиться всеми преимуществами новой платёжной системы.

Глубокая интеграция Китая в глобальные сети поставок производственных материалов означает, что его возможности в установлении цен в юанях ограничены.

Запись опубликована в рубрике БЫТОВКА, ОБЩЕСТВО, ПРОИСШЕСТВИЯ с метками , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

18 + шесть =